Особенности осуществления и использования аудиозаписи в уголовном процессе

А.Л.ЧИРВА,

адвокат специализированной

юридической консультации N 2

Минской городской коллегии адвокатов

 

Материал подготовлен с использованием

правовых актов по состоянию

на 11 декабря 2017 г.

 

В действующем УПК, ином законодательстве, регулирующем особенности правоприменения на стадии предварительного следствия, полно урегулированы вопросы использования научно-технических средств обнаружения и закрепления следов преступления (обстоятельств, подлежащих доказыванию, свидетельствующих о невиновности либо виновности лица), в частности звукозаписи на указанной стадии уголовного процесса.

Общие критерии применения научно-технических средств при проведении следственных действий при предварительном расследовании уголовного дела изложены в ч. 3 ст. 192 УПК.

Механизм осуществления аудиозаписи при производстве следственного действия надлежаще урегулирован ст. 193 УПК.

В частности, ч. 2 ст. 193 УПК предусмотрено, что для обеспечения полноты протокола следственного действия может быть применена звукозапись, а также урегулирован порядок последующего хранения осуществленной аудиозаписи, соответственно ч. 4, 7 ст. 193 УПК освоены вопросы отражения в протоколе следственного действия характеристик технических средств, примененных при его проведении, условия и порядок их использования в иной части.

Частными нормами ст. 207, 214, 222 УПК урегулированы вопросы применения звукозаписи при производстве конкретных следственных действий (в частности, следственного эксперимента, очной ставки), а также вопросы использования в разрезе оценки доказательств в ходе предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности в виде звукозаписей, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Совокупность приведенных и иных норм УПК для фиксации аудиальной доказательственной информации в целом способствует ее надлежащему процессуальному закреплению, являя собой правильно сформированный механизм процессуальной реализации такой информации, что, в свою очередь, способствует всестороннему, полному и объективному установлению обстоятельств уголовного дела в соответствии со ст. 18 УПК на стадии предварительного следствия.

Что касается стадий рассмотрения уголовного дела судом первой и апелляционной (второй) инстанций, то на этих стадиях уголовного процесса кроме механизма доказательственно-процессуальной оценки в порядке ст. 104, 105 УПК аудиоинформации в виде результатов оперативно-розыскных мероприятий также предусмотрен порядок использования звукозаписи в самом судебном заседании для фиксации его хода и результатов и непосредственной доказательственной оценки произведенной в судебном заседании аудиозаписи путем приобщения к протоколу судебного заседания, который в соответствии со ст. 99 УПК является одним из источников доказательств.

Следует отметить, что порядок применения звукозаписи в судебном заседании наиболее полно формализован (по смыслу ст. 308 УПК и согласно сложившемуся порядку ее применения) применительно к такому субъекту ее применения, как суд. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 308 УПК для обеспечения полноты протокола могут применяться стенографирование, звуко- или видеозапись. В этом случае стенограмма, фонограмма или видеозапись прилагаются к протоколу судебного заседания, в котором делается соответствующая запись.

Вместе с тем с принятием постановления Пленума Верховного Суда от 20.12.2013 N 11 «Об обеспечении гласности при осуществлении правосудия и о распространении информации о деятельности судов» (далее — Постановление Пленума N 11) свое распространение стала получать практика осуществления в судебном заседании сторонами уголовного процесса (в частности, обвиняемым, защитником, потерпевшим) звукозаписи и последующего ее приобщения к протоколу судебного заседания. Целью такого приобщения является надлежащая и полная реализация права на подачу замечаний на протокол судебного заседания для наиболее качественной их подготовки, рассмотрения и удостоверения их правильности в соответствии с ч. 2 ст. 310 УПК.

Процессуальное законодательство не формализует момент приобщения звукозаписи, произведенной сторонами уголовного процесса, в качестве критерия наличия либо отсутствия законной возможности ее приобщения к протоколу судебного заседания и использования, в частности, при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания. Представление аудиозаписи, как правило, не влияет на принятие судом первой инстанции решения о ее приобщении к протоколу судебного заседания независимо от стадии рассмотрения уголовного дела судом.

В связи с этим, исходя из существующей правоприменительной практики, следует выделить два основных пути приобщения защитником, потерпевшим, обвиняемым (другими процессуальными участниками) звукозаписи к материалам уголовного дела.

1. На стадии судебного следствия, как правило, непосредственно перед его окончанием согласно следующему правовому обоснованию и следуя нижеприводимому порядку:

1.1. Несмотря на отсутствие у процессуальной стороны в открытом судебном заседании обязанности уведомлять суд о производстве звукозаписи и получать у него разрешение на такую фиксацию (что следует из ч. 6 ст. 287 УПК и п. 5 Постановления Пленума N 11), перед производством аудиозаписи целесообразно обратиться к суду с соответствующим заявлением в порядке ч. 4 ст. 24 УПК. Указанное является не только субъективным фактором, свидетельствующим о проявлении уважения к органу отправления правосудия, но и может выступить критерием последующей (после суда первой инстанции) доказательственной оценки приобщаемой защитником аудиозаписи, в частности, при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции по критериям ч. 4 ст. 308 УПК (относительно наличия либо отсутствия в протоколе судебного заседания соответствующей записи о применении средств аудиофиксации), т.к. ввиду отсутствия в протоколе судебного заседания такой записи результаты записи хода судебного заседания могут быть отвергнуты в качестве источников доказательств.

При этом в случае подготовки протокола по частям во время судебного разбирательства и при производстве аудиозаписи защитником в ходе судебного следствия с учетом уведомления им суда о производстве записи представляется, что учинение отметки в протоколе об осуществлении такой записи -самостоятельная прерогатива и обязанность суда, не требующая дополнительного на то указания.

Следует отметить, что анализируемое уведомление суда защитником (либо другим процессуальным участником) о производстве аудиозаписи должно быть выражено именно в форме заявления, то есть в порядке требований ст. 24 УПК, потому как если оценивать информирование суда об аудиозаписи в качестве ходатайства, то такое информирование (по смыслу п. 50 ст. 6 УПК и иных) не может влечь каких-либо альтернативных решений суда (о разрешении либо запрете записи в открытом судебном заседании), так как такой порядок разрешен для всех присутствующих в суде в силу ч. 6 ст. 287 УПК и п. 5 Постановления Пленума N 11. Ходатайство, по своей сути, является просьбой к органу, ведущему уголовный процесс, поэтому влечет либо разрешение на выполнение стороной процесса тех или иных действий, либо их выполнение (в частности, судом).

1.2. Непосредственно перед окончанием судебного следствия на основании соответствующего ходатайства (с одновременным указанием технических параметров записывающего устройства, приобщаемого носителя (флеш-накопителя, компакт-диска); размера и количества приобщаемых файлов-записей) произведенная стороной процесса аудиозапись приобщается к уголовному делу.

Указанный способ приобщения к уголовному делу (и, как результат, к впоследствии изготавливаемому протоколу судебного заседания) не противоречит существу как приведенных выше норм, так и ч. 4 ст. 308 УПК, согласно которой критерием производства звукозаписи и ее приобщения к протоколу судебного заседания не является субъект ее производства (иными словами, в данной норме в качестве условия приобщения такой записи к уголовному делу не указано, кто именно: суд, защитник или иная сторона уголовного процесса — должны или могут ее производить).

2. На стадии с момента постановления приговора и до изготовления протокола судебного заседания по основаниям ч. 4, 6, 7 ст. 308 УПК, п. 5 Постановления Пленума N 11, ч. 6 ст. 287 УПК, ст. 99, 100 УПК, с указанием суду в порядке ст. 24 УПК на осуществление звукозаписи на начальной стадии судебного следствия либо перед ее началом.

Указанный способ не только с правовой, но и с логической точки зрения, является наиболее приемлемым, в частности потому, что протокол судебного заседания (в качестве правового явления), как правило, начинает «существовать» (возникает) в течение следующих за окончанием судебного разбирательства 10 суток, кроме случаев подготовки протокола по частям в ходе судебного разбирательства. Следовательно, оценивая возможность приобщения аудиозаписи судебного следствия до его окончания и в случае неподготовки протокола до окончания этой судебной стадии представляется, что на данном этапе звукозапись приобщать еще не к чему. Ввиду этого такое ходатайство представляется не вполне мотивированным.

Правильность и полнота этого (альтернативного) способа заключается еще и в том, что, кроме стадии судебного следствия, аудиальной фиксации, таким образом, подлежат и стадии судебных прений, реплик и последнего слова обвиняемого с учетом того, что эти (следующие за судебным следствием) стадии также могут выступить предметом оценки степени правильности их отражения в протоколе судебного заседания (при рассмотрении вопроса подачи замечаний на него, а также апелляционных, надзорных жалоб).

Фактически в описываемом случае звукозапись препровождается с апелляционной жалобой и (или) с письменным ходатайством об ознакомлении с протоколом судебного заседания, подаваемым в течение 10 суток со дня провозглашения приговора, в порядке ч. 7 ст. 308 УПК. Как отмечено выше, в таких документах субъектами их подачи (в частности, защитником, обвиняемым, потерпевшим) приводятся технические параметры записывающего устройства и приобщаемого носителя (флеш-носителя, компакт-диска); размер и количество приобщаемых файлов-записей, а также другие сведения, необходимые для возможности отождествления существа записи и содержания протокола судебного заседания.

После подготовки и подписания протокола судебного заседания председательствующим и секретарем судебного заседания в случае наличия расхождений между содержанием протокола и фактическими результатами судебного следствия и последующих стадий разрешения уголовного дела судом замечания на протокол судебного заседания готовятся со ссылкой на соответствующую, приобщенную к протоколу, звукозапись с указанием на конкретное время в соответствующей ее части (начало и окончание дачи оспариваемых показаний того или иного процессуального участника; расхождения и иные ошибки отражения в протоколе в других существенных частях). Рассмотрение замечаний на протокол судебного заседания в соответствии со ст. 310 УПК в таком случае, как правило, производится со ссылкой на конкретные фрагменты представленной защитником (иной процессуальной стороной) звукозаписи.

Как отмечено выше, анализируемые действия наиболее полно способствуют правильной подготовке протокола судебного заседания, отражению в нем существенных обстоятельств относительно хода и результатов рассмотрения уголовного дела судом (в том числе посредством удостоверения правильности поданных защитником замечаний), что в совокупности способствует наиболее полной реализации прав защитника и полной реализации права на защиту вовне.

Приобщение звукозаписи к протоколу судебного заседания по обоим рассмотренным механизмам не противоречит ни проанализированным выше нормам, ни требованиям ч. 2 ст. 100 УПК, по критерию наличия правовой возможности отнесения полученной в суде аудиозаписи к доказательствам («другим носителям информации»), при условии что получение, в частности, защитником такой (аудиальной) информации не противоречит требованиям ч. 4 ст. 103 УПК и соответствующим положениям ст. 17 Закона Республики Беларусь от 30.12.2011 N 334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь», в соответствии с которой адвокат, выступая в качестве защитника, имеет право применять в своей профессиональной деятельности технические средства (компьютеры, видео- и звукозаписывающую аппаратуру, фото- и киноаппаратуру, множительную и иную технику) с учетом требований, установленных процессуальным законодательством.

Резюмируя статью, следует отметить, что Постановление Пленума N 11 в части разъяснения проанализированных возможностей применения звукозаписи при отправлении правосудия является важным правовым звеном, дополняющим содержание ст. 287, 308 — 310 УПК в части надлежащей фиксации хода и результатов судебного рассмотрения уголовного дела, что способствует обеспечению законности, защите от необоснованного обвинения или осуждения, незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, восстановлению нарушенных прав, реализации гражданами своего конституционного права на получение информации.

Вместе с тем в настоящее время имеют место частные случаи отказа в приобщении осуществленной в судебном заседании звукозаписи по критериям несогласованности с проанализированными выше нормами, в частности со ст. 308 УПК, с учетом того, что порядок использования возможностей звукозаписи на стадии предварительного расследования уголовного дела несколько более полно формализован по субъектам ее применения и механизму ее последующего процессуального применения.

В связи с этим для выработки единообразного порядка применения и последующего использования звукозаписи на стадии разрешения уголовного дела судами представляется обоснованным дополнение приведенных выше норм процессуального законодательства, в частности ч. 4 ст. 308 УПК (либо альтернативно ч. 6 ст. 287 УПК), посредством указания в них перечня процессуальных субъектов уголовного процесса, имеющих право осуществлять такую звукозапись, и изложения в них единого (по субъектам) механизма приобщения такой записи к уголовному делу с описанием правоустановленных критериев наделения ее доказательственным значением.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Call Now Button